В декабре в издательстве «Вече» в серии «Секретный фарватер» выходит новый роман немецкого писателя Михеля Гавена «Крестоносцы»

В декабре в издательстве «Вече» в серии «Секретный фарватер» выходит новый роман немецкого писателя Михеля Гавена «Крестоносцы»

В декабре в издательстве «Вече» в серии «Секретный фарватер» выходит новый роман немецкого писателя Михеля Гавена «Крестоносцы», в переводе Виктории Дьяковой. События романа разворачиваются недалеко от иракского города Эль-Кут во время ведения боевых действий коалиционными войсками во главе с США в 2003 году. Главная героиня романа американка Джин Роджерс, капитан медицинского корпуса США отправилась в Ирак добровольно, считая своим долгом отомстить за смерть брата, погибшего во время теракта 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. В Эль-Куте помимо прямых обязанностей военного хирурга Джин приходится поработать и разведчицей. Изображая уроженку Ирака, она собирает сведения о нарастающем сопротивлении коалиционным войскам. По заданию ЦРУ ей удается внедриться в группировку одного из лидеров оппозиционеров Муктады ас-Садра и раскрыть подготовку к крупному восстанию.

 

 

«Из утреннего тумана, точно привидение, появился шейх аль-Шаади в развевающихся белых одеждах. Позади него шло еще несколько человек. Судя по закрытым лицам, это были боевики. Настроены они были, похоже, воинственно. Джин повернулась. Тут же Ромео и Старк подошли к капитану, подняв карабины в боевое положение.

— Они требуют, чтобы их пустили на базу, — сообщил аль- Шаади, указывая на своих спутников.

«Чтобы там все взорвать», — вертелось на языке у Джин, но ничего подобного вымолвить было нельзя. Такое выражение могло само послужить «взрывчаткой» — любая насмешка на Востоке очень опасна, тем более в столь накаленной ситуации, юмор у арабов – это совсем не то, что у европейцев и американцев. Всех военнослужащих предупреждали об этом на специальных занятиях. Тем более, об этом знала Джин, сотрудничая с ЦРУ. Потому она покорно перевела все, что сказал аль- Шаади и молча смотрела на него, ожидая, что дальше.

— Пройти на базу невозможно, — спокойно ответил Майкл. – Мы уже говорили об этом. База – это территория США, вы хотите, чтобы мы вот так просто впустили вас на территорию своей страны?

— Эти люди готовы на компромисс, — продолжал аль-Шаади. – Они согласны, чтобы на базу прошел я один, а они остались бы на контрольно- пропускном пункте. Они беспрекословно мне доверяют. Я не хочу бойни. Я хочу успокоить всех.

— Это невозможно, — твердо ответил Майк.- На территорию США вход закрыт.

Это его высказывание показалось Джин многозначительным. На мгновение перед ее внутренним взором промелькнули картины окутанных дымом башен в Нью-Йорке, вырывающиеся языки оранжевого пламени. Она словно воочию увидела, как у нее на глазах человек в белой рубашке прыгает вниз со сто первого этажа, и хочется бежать вперед, чтобы поймать его, удержать, но это невозможно, к башням даже нельзя приблизиться. И сердце сдавливает отчаяние от собственного бессилия и слабости. Ей кажется, она видит его лицо, искаженное гримасой смертельной решимости и страха. Она слышит в трубке исчезающий голос Криса и его прощальные слова, шум падающих бетонных конструкций. Она снова и снова ставит капельницы пожарным, получившим ожоги тогда, и задыхающимся от пожирающего их рака легких теперь, спустя годы после трагедии. Непроизвольно ее рука сжала карабин.    

— Джин, — почувствовав ее напряжение, Майкл взял ее за руку. – Не надо. Они все понимают.

Белый араб внимательно посмотрел на нее. Потом на Старка и Ромео. Потом снова взглянул на капитана. Люди в платках и повязках также молча стояли за его спиной. Они сжимали свое оружие. Джин, Ромео и Старк – свое. Рука Майкла легла на расстегнутую кобуру с береттой. Пауза, казалось, тянулась вечность. Они смотрели друг на друга, и между ними в этом молчаливом противостоянии полыхали и рушились башни Всемирного торгового центра, погибали люди на улицах иракских городов. У каждого была своя правда, и своя боль. Но проливать кровь еще, похоже, никто не хотел.

— Хорошо, я верю вам, молодой капитан, — аль- Шаади склонил голову. – Я верю, что вы исполняете свой долг, и не хотите зла моему народу. Мы возвращаемся.

Он снова посмотрел на Джин.

— Эта женщина очень храбрая, — сказал он.

— У нее 11 сентября в Нью-Йорке погиб в одной из башен брат, — ответил Майкл.

— А у меня погибли все родственники, — ответил аль-Шаади. – Когда ваши самолеты разбомбили наш дом в Багдаде.

— Мы можем бесконечно предъявлять счета друг к другу, — Майкл кивнул. – Но надо позаботиться о будущем. Чтобы будущие поколения жили в мире, и никто больше не погибал, чтобы наши матери и жены не знали слез.

— Ты прав, молодой офицер. Мы уходим.

Аль-Шаади повернулся к своим соратникам и что-то быстро сказал им по-арабски. Они молча направились к толпе. Аль-Шаади шел за ними. Ветер развевал его одежды. Несколько раз он повернулся, глядя на Джин. Она стояла рядом с Майклом, сжимая карабин в руке. Потом опустила оружие, сняла бронешлем с головы. Длинные темные волосы рассыпались по плечам. Аль-Шаади остановился, глядя на нее. Она скрутила волосы в узел на затылке и снова надела шлем на голову. Араб поравнялся со своими. К нему подошли еще несколько человек, они что-то бурно обсуждали»

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(http://www.marenn.ru/wp-content/uploads/2018/10/knigi_millionerov-dark-2-1-e1539862714192.jpg);background-color: transparent;background-size: cover;background-position: center bottom;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 220px;}