Вышел в свет роман «Мышеловка для полковника»

Вышел в свет роман «Мышеловка для полковника»

В издательстве «Вече» в серии «Секретный фарватер»  вышел в свет роман «Мышеловка для полковника» немецкого писателя Михеля Гавена в переводе Виктории Дьяковой.

Действие романа  развивается в 2011 году в Афганистане. Американский дрон-беспилотник с секретным оборудованием на борту попадает в распоряжение боевиков Талибана. Агентство национальной безопасности и  ЦРУ немедленно начинают расследование. Оно показывает, что ошибка произошла неслучайно – это результат деятельности опытного агента.  Агента вычисляют, разрабатывается операция по его уничтожению, но для ее успешного проведения крайне необходима помощь российских спецслужб. Полковник медицинского корпуса США Джин Роджерс срочно выезжает в Москву, где встречается со своим давним знакомым по Сирии полковником ФСБ Борисом Логиновым. Его приезд в Афганистан и участие в операции помогают американцам  ликвидировать шпиона в кратчайшие сроки.

«- Семейство Джахан всерьез подозревали в причастности к покушению на Зия уль Хака.

Когда она вошла в кабинет Майкла, Дэвид сидел за столом полковника, рассматривая какие-то фотографии, Майк стоял напротив.

— Это несмотря на то, что Шафик была супругой премьер-министра. Один из ее родственников, вот этот, — Уитенборн показал Майклу фото пакистанского военного, — занимал весьма видный пост в пакистанской межведомственной разведке в Исламабаде. Позднее он погиб при невыясненных обстоятельствах, скорее всего, его просто убрали. По официальной версии, разбился  в автомобильной катастрофе.

— Они помогали убрать Зия уль Хака, несмотря на то, что очевидно имели при нем влияние? – Майк пожал плечами.

— Их подозревали в этом, — повторил Уитенборн. – Доказательств не обнаружили. Но именно клан Джаханов больше иных заинтересованных лиц настаивал на версии случайного отравления ядом. Очень им не хотелось, чтобы взяла верх идея заранее подготовленного взрыва. Видимо, рыльце все же было в пушку, как говорится. И вот теперь племянник пришел на насиженное местечко, к тому же родственник талибского пресс-секретаря, Забиха-Ллах Муджахида. Кто он, установить нетрудно, вот, познакомьтесь, — Уитенборн придвинул Майклу еще одну фотографию. – Джин, взгляни, — она подошла ближе. – Мухаммед Али Джахан, пятьдесят шесть лет, имеет звание полковника, в межведомственной разведке более тридцати лет. Причастен ко многим известным операциям, в частности к одной весьма пикантной, — Дэвид усмехнулся, — он подготовил женщину — агентку, из-за которой англичане в августе 2005 года были вынуждены отозвать из Исламабада своего военного атташе, он вступил с ней в отношения, несовместимые с его полномочиями. Подозревался в том, что принимал участие в подготовке покушения на бывшего премьер-министра Беназир Бхутто в 2007 году, хотя вышел сухим из воды.

— Зия уль Хак и его клан люто ненавидели Бхутто, — заметила Джин.

— А Джахан, как часто бывает, пытался усидеть на двух стульях, — ответил Дэвид. – Он помогал радикальным военным в борьбе с кланом Бхутто, а Бхутто в борьбе с военными. А также каждой группировке –  пожирать оппонентов внутри. Например, одним из первых его поручений было как раз помочь Беназир избавиться от конкурентов, в частности от брата  Шах Наваза, которого он отравил во Франции в восьмидесятом году, так как брат мешал Беназир получить политическое наследство отца. При Бхутто он был в почете, но бросил ее и переметнулся к Мушаррафу, как только военные снова взяли власть. Не исключено, что именно ему поручили курировать расправу над прежней хозяйкой, как наказание за отступничество. Хотя Аль-Каида и Талибан взяли на себя ответственность за теракт в Равалпинди, их лидеры, что называется, путались в показаниях. Скорее всего, их просто попросили сделать это в обмен на будущие подачки и привилегии покровители из Исламабада. Сначала Байтулла Масуд, лидер «Талибана», как –то уж слишком быстро и открыто поздравил своих подчиненных с успешным проведением атаки. Его сообщение перехватили пакистанские спецслужбы и тут же обнародовали, обычно они не торопятся это сделать. Они смонтировали видеоролик и показали его на пресс-конференции, посвященной покушению. На экране была видна рука с пистолетом, очевидно талибского моджахеда, направленная в сторону Бхутто. Из пистолета несколько раз выстрелили в сторону Бхутто, а затем раздался взрыв. Когда отчет о пресс- конференции появился во всех ведущих мировых изданиях, Аль-Каида и Талибан струхнули. Они испугались, что можно попасть в переделку не меньше, чем после 11 сентября, и один из представителей группировки тут же выступил с опровержением. Он заявил, что моджахед никогда не стал бы стрелять в женщину, так как у племенных жителей свои обычаи. Аргумент слабоватый, но он, тем не менее, прозвучал.

— Сколько женщин погибло в башнях  Всемирного Торгового центра, — заметила Джин, покачав головой, — сколько их погибает во время терактов, в том числе и мусульманского вероисповедания.

— Это верно, — согласился Дэвид. – Однако пакистанские покровители Талибана сообразили, что их подопечные готовы нести ответственность только в органиченных пределах, и пленку поправили. Теперь в Бхутто стрелял уже не моджахед, а молодой человек лет двадцати пяти. Он был в солнцезащитных очках, одетый по-европейски, в черный пиджак и белую рубашку. За его спиной стоял кто-то, производивший взрыв, кто – непонятно, его практически не видно на пленке.

— Но на самом деле, насколько мне известно, из медицинского заключения, — Джин нахмурилась, — Бхутто умерла не от выстрелов, и даже не от осколочного поражения, ее убил люк машины, оторванный взрывной волной. Прощаясь со своими сторонниками, она за несколько минут до взрыва высунулась из люка, чтобы помахать им. Этот люк и ударил ее в голову насмерть. Хотя пулевые ранения тоже были обнаружены. Но не от стрельбы из пистолета, это были автоматные очереди, из Калашникова.

Дэвид кивнул.

— Действительно, огонь по джипу Бхутто открыли два мотоциклиста охраны, повернув оружие против хозяйки. Они стреляли из АК-47. Они прикрывали смертника, чтобы он подобрался как можно ближе к джипу.

— Я читала, что стрелял и привел в действие взрывное устройство один человек, — вспомнила Джин.

— Это была изначальная версия, потом стало понятно, что все обстоит иначе. Естественно возник вопрос, как агенты Аль-Каеды могли завербовать охранников Бхутто для осуществления прикрытия? В охрану такого значимого политического лица случайные люди не попадают, они проходят тщательную проверку и отбор. Появление в охране Бхутто неких крестьян с плоскогорья, у которых родственники связаны с полевыми командирами, недопустимо. Можно сказать, это наследственные, клановые должности, как правило, занимаемые профессиональными военными. Значит, за терактом стояла военная группировка, сторонников Мушаррафа или его противников, не имеет значения. Не исключено, что хотели подставить и самого Мушаррафа, сорвать наметившийся процесс его примирения со сторонниками Бхутто. Масло в огонь подлила британская газета «Дейли мейл». Они раздобыли электронное письмо Бхутто, в котором Беназир еще за пару месяцев до убийства предупреждала, что на нее готовится покушение. Письмо было адресовано министру иностранных дел Великобритании Дэвиду Милибэнду. Такое же по ее собственному признанию, она послала и Первезу Мушшарафу. Бхутто утверждала, что ее хотят убить три высокопоставленных чиновника из окружения президента Пакистана. Один из них — офицер спецслужб, другой — чиновник в правительстве, третий – известный политик. Имена не были опубликованы в газете, но в оригинале они названы.

— Офицер спецслужб, как нетрудно догадаться, наш полковник Мухаммед Джахан, — предположила Джин.

— Нет, не он сам, — ответил Дэвид, — такие люди как он редко позволяют себе засветиться. Но один из ближайших его помощников. Вскоре после покушения на Бхутто он благополучно отправился вслед за ней к аллаху.

— Слишком много знал?

— Просто опасный свидетель. Кто знает, не переметнется ли он к противнику в будущем. Такие фигуры, как правило, убираются, отслужив свое, отработанный материал.

— Значит, Джахан был причастен к покушению на Бхутто, но сумел прикрыться, откреститься от собственного помощника, наказав убийцу, — заключила Джин. – Даже наверняка заслужил поощрение.

Дэвид пожал плечами.

— Не исключено. И как мы сейчас совершенно точно можем сказать, именно он служил связным между «Талибаном» и своими сообщниками, так как взорвавшийся террорист, безусловно, принадлежал к этому движению.

— И теперь Джахан продолжает вести двойную, а то и тройную игру, балансируя между группировками в Пакистане, поддерживая связи с моджахедами, да еще водит за нос нас.

Джин вопросительно взглянула на Дэвида. Тот покачал головой.

— Пока ему это удается, — признал он. – Хотя бы потому, что он очень опытный и хитрый игрок, и нам пока еще ни разу не выпал случай схватить его за руку. Утечка информации идет. Как источник этой утечки, Джахан рассматривался нами давно, наравне с другими высокопоставленными пакистанскими офицерами. Но неопровержимых доказательств пока не было. Некоторые мои коллеги даже полагали, что его надо исключить из списка подозреваемых лиц, но быть совершенно чистым как стеклышко офицеру в его звании и с его масштабом деятельности также странно, не правда ли? То, что сообщил нам этот русский парень, дает хорошие козыри. Я полагаю, мы вышли на верный след. Но мышеловку надо поставить грамотно, чтобы старая опытная тварь не ускользнула, наевшись сыра, а попалась в нее.

— Зачем ему аппаратура с нашего дрона? И что вообще за аппаратура там была?

— Ну, никогда не лишнее сунуть нос в чужие дела, тем более, если они секретные, — Дэвид усмехнулся. – У всех нас профессия такая узнавать чужие секреты и умно использовать их на собственное благо. Это у некоторых профессия творить чудеса по заявкам, — он взглянул на Джин. – А у нас, мэм, все куда прозаичнее. Целей может быть несколько, — он взял сигарету из пачки, лежащей на столе Майкла, сделав паузу, прикурил, чиркнув зажигалкой. – Во-первых, пакистанцев вообще раздражает резкое увеличение полетов дронов над их территорией. Они неоднократно заявляли протест, особенно ярко их недовольство проявилось после того, как с беспилотника был уничтожен третий человек в Аль-Каеде после Осамы бен Ладена и Аймана аль-Завахири, ливийский террорист Абу Яхья аль-Либи. Он координировал операции боевиков в северных районах Пакистана. За ним охотились с 2009 года, дважды на него совершались атаки, но безуспешно. Наконец, по агентурным данным удалось установить, что аль-Либи скрывается в Северном Вазиристане, и по нему был нанесен удар. Террорист погиб, что является нашей большой удачей. Конечно, Пакистан не мог порадоваться вместе с нами, ведь если бы они высказали слишком много одобрения, их тут же накрыла бы волна терактов. Ресурсов у группировки «Техрир-е-Талибан Пакистан» предостаточно и базируются они на их территории. Чтобы защитить себя, Исламабад решил показать «характер». Им известно, что президент Обама поставил задачу сделать ставку на широкое использование беспилотников в борьбе с террористами, чтобы сохранить жизни наших солдат, и они решили надавить именно здесь. Исламабад заявил протест против активизации использования боевых беспилотников на его территории. Нельзя забывать, что в феврале 2013 года в Пакистане назначены выборы. И президент Зардари и премьер Гилани очень озабочены состоянием общественного мнения, а оно все больше склоняется к антиамериканизму. Кроме того Зардари в спину дышат военные, которые только и ждут повода для нового военного переворота, и не исключено, что именно в их интересах действует наш полковник Джахан. Он ищет улики против правящей группировки, чтобы обвинить ее в предательстве национальных интересов и оттеснить от власти. Зардари чувствует это, и его представители имели беседу с нашим шефом Панеттой по поводу того, что полеты беспилотников следует прекратить до того момента, как пройдут выборы. Ради этого они даже согласны перенести их на декабрь 2012 года. Видимо, Джахан получил задание не допустить усиления позиций Зардари и найти доказательства его государственной измены.

— А что во-вторых?

— Во — вторых, элементарный промышленный шпионаж, — ответил Дэвид. – У пакистанцев нет беспилотников, но они не отказались бы их иметь. Любая техническая информация на эту тему может быть им полезна. Не исключено, что они еще тайно и приторговывают ей, продавая русским или в Индию.

— Насколько я понимаю, дрон был с усилением, оснащен не только камерами и локаторами.

Майкл подошел к столу, тоже взял сигарету, закурил.

— Боевой дрон? – он повернулся к Дэвиду. – Под прикрытием самого обычного Predator’а?

— Это правда, — Дэвид опустил голову. – Аппаратура – это так сказать для отвода глаз. На самом деле на борту дрона находились новые комплексы Hellfire II UAS с 360 градусным обзором и лазерным наведением на цели, расположенные позади летательного аппарата или под ним, а также с корректировкой траектории полета для наведения на цель. Обычно такие системы мы устанавливаем на MQ-1C Sky Warrior, но в данном случае в связи с претензиями пакистанцев пришлось разработать схему с самым заурядным Predator’ом, чтобы не привлекать особого внимания. Как бы разведка местности, ничем не примечательная задача.

— А на самом деле? – поинтересовалась Джин.

— Он летел на ферму Хадда, — ответил Дэвид. – И должен был нанести удар по самому Гюль Бахадуру, одному из лидеров Талибана, который по нашим данным остановился на ферме с охраной на несколько часов. Но судя по всему, еще до того, как дрон достиг цели, на борту начался пожар.

— Техническая неисправность?

— Исключено, — решительно заявил Дэвид, пристукнув пальцами по столу. – Точнее вероятность минимальная».

div#stuning-header .dfd-stuning-header-bg-container {background-image: url(http://www.marenn.ru/wp-content/uploads/2018/10/knigi_millionerov-dark-2-1-e1539862714192.jpg);background-color: transparent;background-size: cover;background-position: center bottom;background-attachment: initial;background-repeat: initial;}#stuning-header div.page-title-inner {min-height: 220px;}